Версия для слабовидящих

История города Мегиона на страницах старых журналов и газет

Калганов, В. Нефтью зовется пот их рабочий : [очерк] / В. Калганов // Мегионские новости. – 2002. – 15 янв. – С. 3. : фот.

Мы вот все сетуем: нет памятника мегионским первооткрывателям. А ведь именно они открыли большую нефть Западной Сибири.

Стремительно летит время. В январе 2002 года Мегионская нефтеразведочная экспедиция отмечает свое сороколетие. В числе открытий геологов самое крупное в стране Самотлорское месторождение, Мегионское, Ван-Ёганское, Аганское, Варьеганское, Покачевское, Ватинское… 130 месторождений, 3 450 000 метров проходки, более 1400 скважин – наверное, это есть лучший памятник мегионским первооткрывателям.

«А воздвигать наши бронзовые бюсты еще рановато», – считают геологи-первопроходцы, многие из которых до сих пор в строю и вписывают новые строки в историю города, края.

А началось все в 50-х. Специально созданная в 1957 году для нефтеразведочного бурения Усть-Балыкская нефтеразведочная экспедиция отправилась осваивать нефтяную «целину» Западной Сибири.

Летом 1959 года прибыла в Мегион легендарная бригада Норкина. Та самая, чей труд в 61-м увенчался промышленным фонтаном нефти из скважины №1 Мегионского месторождения.

О том времени вспоминает один из «норкинцев» Николай Николаевич Иванов.

- До этого работали в Нарыме. Сюда ехали всей бригадой, с женами, детьми – около сорока семей. Добираться пришлось на баржах, куда погрузили весь скарб. Везли с собой на новые необжитые везли не только разобранные дома, но и всю имеющуюся живность – кур, коров, собак… Самым ценным грузом били электростанция, кузня, котельная.

Не успели обжиться, зима пришла – стали строить буровую в 20 километрах от Ермаков. Техники никакой не было. Площадку под буровую среди тайги очищали от снега вручную. Деревья в два обхвата вручную пилили обычной пилой, на себе перетаскивали и сваливали в кучу. Пни выкорчевывали, можно сказать, голыми руками.

Поставили буровую – праздник! Но легче не стало. Приемный амбар для раствора – это котлован глубиной метра два и площадью около 80 квадратных метров – выкапывали лопатами. Почва тяжелая, глинистая… Сколько мы этой земли на носилках перетаскали! После вахты сами разгружали баржи с цементом, катали трубы. Воду на буровую тоже подавали вручную с помощью пожарного насоса. Теперь трудно поверить, что так работали.

история города1.jpg

Но те, кто знает о труде геологов не понаслышке, не сомневаются, что геологоразведчики – люди особенные.

Буровой мастер Василий Акимович Литвин, бригада которого стала лучшей по итогам Окружного конкурса 2000 года «Черное золото Югры», работает в Мегионской нефтеразведочной экспедиции с 1979 года. Приехал в составе буровой бригады, откликнувшийся на призыв ЦК партии осваивать недра Западной Сибири. Про романтику геологов говорит сдержанно. Сибирь, несмотря на свою удивительную красоту – все же не райские кущи: непроходимые тайга, болота, лютые морозы зимой, тучи комаров и мошек летом. Грязь и распутица весной…

Такая северная «романтика» требовала высокой выносливости и подготовленности. Выдерживали далеко не все. – Но тот, кто два года проработал в геологии, уже не уйдет – на всю жизнь заразился этой самой романтикой, – считает Василий Акимович. – Она ведь не в том, чтобы комаров «кормить». Сейчас условия работы и жизни не сравнить с теми, что были раньше. Сейчас на буровых теплые вагоны-дома для рабочих, су­шилки для одежды, столовая, баня. А романтики не мень­ше. Она - в твоей причастно­сти к большому, настоящему делу.

Было время, когда геоло­гия переживала спад. Специ­алистов приходилось искать в Оренбурге, Тюмени, Баш­кортостане. Но навсегда верными избранной профессии оставались представители мегионских династий, воспи­танные на подвиге старшего поколения. Владимир Ивано­вич Высочинский, который се­годня занимает пост начальника ПТО МНГРЭ, рассказывает:

-Отец мой, Иван Яковлевич Высочинский, всю свою жизнь проработал в геологии, был начальником первой геологической партии в Нижневартовске. Мне с детства знакомы имена знаменитых сегодня геологов. Со многими из них и мне пришлось поработать. Хафизов, Малыгин, Литвиненко – их могу назвать своими наставниками, людьми, определившими мой жизненный путь.

Геологи – люди необыкновенные. Они скромны и сдержаны в рассказах о себе, щедры на похвалу товарищам по работе. Но каждый из них, названных и не названных, внес свой вклад в громкую славу своего предприятия. За освоение и разведку недр Западной Сибири Мегионская нефтеразведочная экспедиция Указом Президиума Верховного Совета в феврале 19171 года награждена орденом «Знак Почета». И сегодня ОАО «Славнефть-Мегионнефтегазгеология» – сервисная компания, которая одной из первых в геологической отрасли вышла из экономического тупика, акционировалась и вошла в состав нефтяной компании, работает по договорам с крупными в регионе нефтедобытчиками: «ЛУКОЙЛом», «ЮКОСом», «ТНК» и другими.

Последние три года политика, которую осуществляет генеральный директор ОАО «СН-МНГ», направлена на перевооружение и улучшение условий труда и быта геологоразведчиков.

Сегодня в арсенале разведчиков недр – новейшие буровые станки, мобильная буровая установка, позволяющие соблюдать все экологические нормы, производить отсыпку и изоляцию так, чтобы химические реактивы не попадали в сточные воды и не загрязняли окружающую среду. Именно таким способом интенсивно ведутся поисковые работы на самых перспективных участках, среди которых Узунское месторождение.

Работы у геологов, как они говорят, непочатый край, ибо «белых пятен» на карте Сибири остается еще много. Там еще не ступала нога человека. И первыми, кто придет в суровые, необжитые, но богатые места, станут неисправимые романтики – геологи.

В. Калганов 


Дата загрузки: 15.01.2002

Возврат к списку