Версия для слабовидящих

История города Мегиона на страницах старых журналов и газет

Бойко И. Чистая душа : [очерк] // Мегионские новости. – 2001. – 21 марта. – С. 4. : фот.

Маленький плот плывет по большой луже. Прохожие добродушно улыбаются, посматривая на бесстрашного «капитана». Ему до них и дела нет. На сооруженном «корабле» бороздит Сашка «бескрайние просторы океана в поисках таинственного острова». Он мечтает о загадочных странах, где живут счастливые люди, где все у всех хорошо.

Воины-интер- фото.jpg

Мысленно он отправляется туда со своими родителями и маленькой сестренкой. Папа Толя на его корабле – рулевой. А кто ж еще?! Лучше и не сыскать: веселый, но строгий, он точно знает маршрут! Именно он научил Сашку любить книги, книжный шкаф у них полон «фантастики». «Попутешествует» он немножко и – домой: маме помочь надо, да и к урокам подготовиться. И свою учительницу Людмилу Александровну ему совсем не хочется расстраивать…

Для этого у Людмилы Ивановны Панькиной и не было повода. Вспоминая Сашу Братякина, она говорит: «Маленький такой, улыбчивый. Глазки карие – так и блестят! Никогда не нагрубит. В любой беде друзьям помочь готов. Доброе сердце, – голос учительницы дрожит, горячий ком подкатывает к горлу. – Он был одним из тех, о ком никто плохого слова не скажет…».

Мама Сашиного друга Тимура словно вторит: «Чи­стая душа была...».

Страшно и горько гово­рить о Саше Братякине в прошедшем времени. Но, увы, его больше нет с нами. Осе­нью 1996-го Саша подорвал­ся на мине в Грозном. Узна­ли об этом его родители – Надежда Александровна и Анатолий Георгиевич - от Васи Невзорова. Демобили­зовавшись из армии, возвращался он в Мегион с тяж­ким грузом: вез письмо род­ным от Саши и страшную весть. Случилось так, что встретил он земляка 20 сен­тября в Грозном. «Вертуш­ки» «молодняк» доставили, и «дембелям» интересно было пообщаться. В разговоре вы­яснилось, что Саша из Мегиона. Попросил письмо роди­телям передать. Оно, вооб­ще-то, почти написано было, поскольку из-за нехватки бу­маги на одном листке писал Саша сразу по три письма, словно дневник.

«13 сентября. Пишу вам, мои дорогие, с учебных сбо­ров. Мы здесь последний день... На полигоне МВД, что в 6 километрах от Новочеркасска, проходили доподготовку. Завтра нас, наверное, отправят на «вертушках»… Прививки от гепатита поставили: говорят, в Грозном жел­туха бесчинствует... Пацаны все нормальные у нас, такие же, как я, рабоче-крестьянс­кие сыны...».

«16 сентября. Мы до сих пор находимся в расположе­нии учебных сборов. У коман­дования – семь пятниц на не­деле. Снова обещают, завт­ра отправим... Погода – дож­дливая, грязь. Живём в обычных автомобильных бок­сах. Утром замерзаем. Одежда мокрая. Из-за дож­дя в боксах тоже потоп...».

«20 сентября. Вот, нако­нец-то, мы прибыли в леген­дарную 101-ю бригаду. Еха­ли сначала эшелоном, потом на «вертушке» летели... Завтра парнишка уез­жает домой. Я ему письмо передам...».

Но «завтра» Василий не уехал. Вертолеты задержа­ли, и он надеялся еще раз земляка встретить. Ребята из Грозного вернулись, но Братякина среди них не видно. «Где же Сашка?»спросил Невзоров. «Нет его больше... На мине по­дорвался», - ответил один из солдат.

Все это рассказал Вася родителям Саши Братякина…

«Но ведь он не видел Сашу мертвым. Да и в во­енкомате его смерть не подтверждают», – родные надеялись. Решили в часть позвонить. Говорила по те­лефону сестра. Родители молча стояли рядом, но вдруг ее губы задрожали, и глаза утонули в слезах. Сла­бый луч надежды погас. Под ногами Надежды Александ­ровны рухнула земля, пустой бездушный мир закружился перед ее глазами в диком танце. А Анатолий Георгие­вич молчал... В отцовском сердце навсегда что-то обо­рвалось А по телефонным проводам неслись жестокие слова, что Сашу (даже мерт­вого) трудно в Мегион вер­нуть. «нет средств», коротко и ясно сообщили военные. Администрация города нашла средства и срочно отправила деньги переводом. «Груз – 200» был доставлен родным.

Саши не стало, но жизнь идет своим чередом. В квартире Братякиных уже бегает маленький тезка Саши - племянник, которо­го он никогда не видел, на­званный в его честь. Смот­рит на него бабушка Надя и думает: «Скоро и он, на­верное, плот будет строить, чтобы отправиться по «мо­рям» в поисках неведомых «стран счастья». Дай, Бог, ему их найти, а еще лучше - жить в такой стране, где «все у всех хорошо», где не льется кровь, где роди­тели не хоронят своих сы­новей». И чтоб звалась эта страна - Россия.

И. Бойко. 


Дата загрузки: 21.03.2001

Возврат к списку