Версия для слабовидящих

История города Мегиона на страницах старых журналов и газет

Симаков, А. Рождение : [воспоминания] / А. Симаков // Мегионские новости. – 2000. – 18 авг. – С. 7. : фот.

Когда смотришь на все события c высоты своего возраста, приходит много воспоминаний, поднимается чувство гордости за то, что мне пришлось увидеть и участвовать в событиях огромного масштаба. Передовая стройка страны, как к ней относятся партия и государство? Их стратегия и тактика – освоить суровый край и дать Родине большую нефть. Взвешиваешь удачи и ошибки и вроде хочется оправдать промахи, которые были допущены властями верхнего эшелона.

В 1972 году поселок Нижневартовск был преобразован в город окружного подчинения. Он считался базовым городом, и сразу же запретили деревянное строительство. Строительная «лавина» временного жилья хлынула на Мегион.

В. Д. Салмин в своей книге «Нас собрал Самотлор» пишет: «Мегион по сути дела, стал спутником Нижневартовска. По генеральному плану он был рассчитан на 5 тысяч, как вахтовый поселок, утвержден в Министерстве нефтяной промышленности. В связи с запрещением строительства деревянного жилья в Нижневартовске десятки подразделений строителей, нефтяников, транспортников, дорожников с ведома вышестоящих органов – обкома КПСС и облисполкома, окружкома и окрисполкома, горкома КПСС и горисполкома, при резком возражении исполкома поссовета Мегиона размещали здесь свои подразделения, как на своей вотчине».

И, как правило, находясь в Мегионе, не принимали никакого участия в решении вопросов жизнеобеспечения населения поселка. В поселке отсутствовали канализационные и очистные сооружения. Мощности котельной не соответствовали потребностям. Зимой температура в домах не превышала 10-12 градусов. Сайма стала сбором всех нечистот. Не было дорог, элементарного благоустройства. Огромный поток приехавших в поселок прописывали в общежитии, а затем приезжали их семьи. Жены и дети селились в вагончиках, балках, бочках и даже в палатках в тайге.

Детей негде было учить, лечить, кормить. Прибывшие жёны старались устраиваться на работу, а маленьких детей оставляли одних в балках, где не было отопления. Делали самодельные обогреватели, которые часто самовозгорались, и вместе с жильем сгорали дети. Мы поднимали тревогу, направляли в прокуратуру заявления, но ответа не получали.

Мегионский поссовет остался один на один с проблемами поселка. Мощные главки, созданные для освоения нефтяной целины, фактически не обращали внимания на решение этих проблем.

Непродуманность со стороны руководства нефтяников, давшего прописку рабочим в общежитиях, не узаконившего запрет на въезд семьям и не организовавшего вахту, перевоз, как это делается на Аляске, в Канаде, привела к тому, что сюда хлынула большая толпа женщин и детей.

Салмин пишет: «Надо отдать должное руководителям поселкового Совета А. А. Симакову и М. М. Полищук, которые в труднейших условиях делали возможное, а порой и невозможное для улучшения жилищных и социальных условий населения поселка». Иногда спрашивают, как понимать В. Д. Салмина, говорящего о том, что я и Полищук делали возможное и невозможное? Приведу пример. Oт милиции, по дороге в сторону кладбища, была разбита дорога до такой степени, что геологи не могли проехать на гусеничной технике на вертолетную площадку. Руководство МНР обратилось в поссовет за помощью в оказании ремонта дороги. Полишук выехал на место (на причал), увидел большую кучу щебенки и стал устанавливать, кому она принадлежит. Хозяина найти не удалось. И он принимает решение взять щебенку и засыпать разбитые участки дороги. За неделю эту работу выполнили. Вдруг находится хозяин щебенки – ССУ-7. Они сразу подали материал о хищении в прокуратуру. Но активно вступился в нашу защиту секретарь горкома КПСС Бахилов. Он оправдал действия поселкового Совета, и прокуратура отказала ССУ-7 в возбуждении уголовного дела.

Давая оценку этому периоду, В.Д. Салмин признается: «Ведомственная неразбериха, недальновидность вышестоящих партийных советских органов предопределили Мегиону много лет находиться в жалком состоянии».

Мы решили действовать на свой страх и риск: написали письмо в ЦК КПСС и Совет Министров СССР, РСФСР, Министерство нефтяной промышленности, в газеты «Правда», «Известия», в обком КПСС, облисполком, окружком партии и горисполком. Письмо подписали 82 депутата поселкового, окружного, областного советов. Указали все факты безобразия, которые были налицо.

Редактировал письмо я, писал три дня на 17 страницах. Подписали: М. М. Полищук, Н. Я. Цыбизова, В. Д. Юрьев, А. И. Наливайко, Л. А. Шелепов, В. Г. Буторина, В. Шабанская, Т. Кузнецова. А затем – Ю. С. Ярошенко, Логонов, Н. И. Губарев, В. Г. Барышев.

Реакция не замедлила. Срочно приехали представители из центра, собрали руководителей, обговорили наболевшие вопросы. Через неделю приехали представители обкома КПСС, облисполкома, окружкома, пригласили на совещание начальников главков Муравленко, Курамина, Огородного, Чиркого, Юшкова.

Были приглашены и управляющие трестами г. Нижневартовска, Резников начальник НГДУ «Мегионнефть», другие руководители. Свои предложения, я раздал всем участкам, и сразу принимались конкретные решения.

Первое построить водоочистные и канализационные сооружения. Кто финансирует? Муравленко заявил, что будет финансировать Нефтегаз, очистные сооружения - СУ-31.

Второе: школу № 3 на 950 мест финансирует Нефтегаз, строит СУ-47.

Третье: больничный комплекс финансирует Нефтегаз, поликлинику на 500 коек строят СУ-12, СУ-47 и геология.

Четвертое: магазин на 60 рабочих мест строит СУ-12.

Пятое: строительство автовокзала - СМУ-11.

И так далее, и так далее...

Всего было решено построить 28 важнейших объектов. Решили разделить поселок на две части по течению ручья Мега: прилегающий к Гаге – застраивают геологи, с обратной стороны (за Саймой) – нефтяники.

Создали при поселковом совете штаб по строительству поселка Мегион. Определили, чтобы исполком поссовета один раз в месяц информировал главки трестов о ходе строительства для того, чтобы принимались меры к уклонявшимся от строительства.

Всю работу должны были закончить к 1980 году. Объекты строились вне плана. Отныне нефтяники признали поселок Мегион своим, а не вахтовым.

Салмин пишет, что ему приходилось половину своего рабочего времени находиться в Мегионе. Это был самый лучший период и в моей жизни. Он был максимально загружен работой, разнообразен. Мы научились требовать без раздраженности и внимательно относиться к строителям, подмечать их хорошие стороны. Очень много сделал тогда В. Барышев, он был главным инженером котельной, занимался инженерными сетями поселка.

Благодаря высокой ответственности руководителей запланированные объемы росли, как грибы. Средняя школа была сдана за год к началу учебного года. Когда объекты были сданы, внесли предложения об преобразовании поселка в город. И 23 июля 1980 года был опубликован Указ.

После него наступила абсолютная тишина. Никто из властей нас не поздравил: ни горком КПСС, ни округ, ни область.Я вынужден был через три недели обратиться к Смалькову, первому секретарю горкома партии. Он мне в грубой форме ответил: дескать, без вас, знаем. Затем меня попросили рекомендовать председателя горисполкома, желательно строителя. И я предложил Ю. Я. Ярошенко.

18 августа была собрана первая сессия горсовета. На которой избрали: председателем – Ю. С. Ярошенко, заместителем А. И. Пустовалова, членами исполкома – М. М. Полищука, Лапнина. Я был избран секретарем.

Очень странную позицию занял обком КПСС. В отместку за то, что обошли их, городу не дали штат горкома КПСС, оставили в составе Нижневартовского горкома, не разрешили создать горком комсомола, народный контроль и оставили город без газеты. Народился «младенец – уродливый недоносок», что затем очень сказалось на развитии города. Председатели исполкома города через каждые два года менялись. Они за малый срок пребывания в должности не могли освоить сложности городского хозяйства. Почему такая несправедливость, кто был заинтересован в том, чтобы Мегион держать на короткой привязи к Нижневартовску? У Нижневартовска были свои проблемы, и они решались, а Мегион оставался нелюбимым пасынком.

С 1974 года в Нижневартовске быстрыми темпами начали развиваться предприятия для обслуживания города. Строили промышленные предприятия, заводы по ремонту автомобилей, хлебозавод, цеха по изготовлению макаронных, кондитерских изделий, разливу газированной воды, молокозавод, колбасный цех, ликероводочный завод и много других. Этим закладывались и организовывались новые рабочие места для жителей города, развивалась налогооблагаемая база. Кроме этого открывались техникумы, училища, институты. А мегионским руководителям говорили, что «вы у нас получите все готовое». Так до сегодняшнего дня Мегион и получает почти все товары народного потребления из Нижневартовска, кроме хлеба и пива. По сообщениям официальных источников, в этом году в Мегионе проданных товаров на душу населения – на 8 тысяч, а в Нижневартовске – на 14,5 тысяч рублей.

С 1996 года Мегион стал самостоятельным. Город стал замечательно развиваться, когда не стали eго сдерживать, я рад, что наши усилия тех времен поддержаны и приумножены. Приезжая в Мегион, говоришь сам себе: и мы что-то сделали. Мегионцы должны знать, что судьба города складывалась в сложнейших условиях. Некоторые думают: прибавилось население, и стал город. Но, став городом, он не приобрел еще самостоятельности, был под покровительством нижневартовских властей и с молчаливого согласия округа, области. Пусть это останется на совести тех людей, поступки которых оставили много негативных следов в жизни.

А. Симаков


Дата загрузки: 18.08.2000

Возврат к списку