Версия для слабовидящих

История города Мегиона на страницах старых журналов и газет

Салмин, В. Буровые – вехи жизни, или Григорий Норкин – имя Мегиона / В. Салмин // Мегионские новости. – 2009. – 20 нояб. – С. 4.

Буровые - вехи жизни, или Григорий Норкин - имя Мегиона

Имя бурового мастера Григория Ивановича Норкина стоит в одном ряду с другими известными первооткрывателями сибирской нефти. Он участвовал в открытии многих мегионских месторождений, в том числе и Самотлорского. Именем Григоря Норкина названа одна из улиц нашего города, школа №1.

Когда по всей стране пронеслась весть о том, что в Сибири ведется большая разведка на нефть и газ, Норкин отправился в Нарым, а затем в 1959 году – в Нижневартовск. Его назначили мастером буровой Р – 1 на Мегионской площадке на берегу Баграса.

На первой скважине были и неудачи, и частые аварии из-за некачественного оборудования. Но в марте 1960 года бурение скважины все же завершилось. Однако испытания не могли начать из-за отсутствия насосно-компрессорных труб. Не хватало то одного, то другого. И только через год состоялось испытание первой мегионской скважины.

Хорошо запомнился этот день, 20 марта 1961 года. Он был редким для Севера: тихое синее небо, зеленоватые отсветы на льдинках… Голос диктора по радио в выпуске «Последних известий»: «В центре Западно-Сибирской низменности, недалеко от села Нижневартовск, с глубины более двух тысяч метров впервые получен фонтан нефти дебитом двести тонн в сутки».

В то время на Баграсе жили около 500 человек. На другой день все столкнулись у скважины и с нетерпением ждали ее открытия. Возбужденный, как и все, Норкин настаивал, чтобы все измазались нефтью. Таков обычай: появилась нефть – всем мазать лица. И вот на фонтанной арматуре постепенно откручивают задвижку. Сначала вырвался газ, а затем скважина перешла на фонтанирование нефтью. Гул фонтана перешел в сплошной рев. Земля тряслась под ногами, казалось, будто стонет она под напором стихии. Многие вообще впервые видели фонтан. Не выдержав, некоторые геологи плакали от счастья.

«Трудно передать то чувство, которое испытывал каждый, кто был в это время на буровой, – вспоминает Г.И. Норкин. – Все хотели посмотреть и пощупать живую нефть. Много я пережил и много ночей не спал на берегу протоки Баграс. Но победа укрепила меня и воодушевила».

В течении лета Мегион изменился до неузнаваемости. Все берега вдоль Меги были заставлены новой техникой, буровым оборудованием, у причалов стояли новые катера, самоходки, разгружались баржи, по всему берегу кипела настоящая работа.

За 24 года работы буровым мастером в Ханты-Мансийском автономном округе Г.И. Норкину выпала большая честь и счастье быть первооткрывателем двенадцати нефтяных и газовых месторождений, в том числе Аганского, Варьеганского, Нижневартовского, Ермаковского, Белозерского, Северопокурского и других. Но настоящее признание и славу Григорию Ивановичу Норкину принес Самотлор.

Право бурить первую скважину на Самотлоре предоставили бригаде Григория Норкина. По должности он – буровой мастер, а по опыту – профессор своего дела. «Помню разговоры некоторых завистников, утверждавших, что, дескать, Норкину специально создана «зеленая улица» для открытий, вспоминал знатный нефтяник Абазаров. – Но завистники не видели, точнее, не хотели видеть, как упирается мастер и вся его бригада».

«Они в самом деле, были лучшими среди тюменских проходчиков, – неоднократно подчеркивал начальник Главтюменьгеологии Ю.Г. Эрвье. – Порой фанатичность и горячую преданность проявляла вся бригада, и примером во всем служил буровой мастер».

За открытие Самотлорского месторождения заслуженный мастер Г.И. Норкин награжден значком «Первооткрыватель месторождения», орденами Трудового Красного Знамени и Октябрьской революции, занесен в Книгу Трудовой Славы Ханты-Мансийского автономного округа и Главтюменьгеологии.

«Как мастеру мне приходилось много времени находиться на буровой, – вспоминает Норкин. – Дома бывал редко, как гость. Трудно было мастеру в те годы, когда сами монтировали буровые, сами бурили, сами демонтировали и перевозили оборудование и все необходимое на новую точку.

Заготавливали и возили лес для буровой, строили лежневые дороги, мосты через малые речушки и овраги. Нам часто приходилось рисковать своей жизнью. Весной 62-го, переправляясь через Баграс по льду, дизелист Виктор Петров провалился под лед. С большим трудом спасли его товарищи. Во время осеннего ледохода катер, пробиравшийся сквозь льды на Баграс, затерло льдом и выбросило на остров Конный. Люди оказались в беде. Старший дизелист Александр Левин, рискуя жизнью на деревянной лодке, маневрируя между льдами, сделал несколько рейсов и спас людей.

И еще в своих воспоминаниях Г.И. Норкин писал: «Я никогда не жалею о том, что стал буровиком, что одному из первых пришлось прокладывать дорогу к нефти Севера. Прожитое я измерял не годами, а тем, как жил, что сделал полезного для людей, для родины. В этом я видел смысл жизни своей, а поэтому старался быть там, где нужно и трудно, но зато интересно».

По материалам книги В. Салмина «Звезды Приобья»


Дата загрузки: 21.11.2009

Возврат к списку