Версия для слабовидящих

История города Мегиона на страницах старых журналов и газет

Сергеев, В. Мегионские первооткрыватели : [очерк] / В. Сергеев // Тюменский геолог. – 1968. – 6 апр.

Мегионские первооткрыватели

В одной газетной статье невозможно рассказать о многочисленном коллективе, работающем в течение десяти лет в Мегионской экспедиции. И, тем не менее, мы постараемся показать отдельных людей – первооткрывателей среднеобской нефти, рассказать об их сегодняшних трудовых буднях.

С. Каталкин

Со Степаном Леонидовичем Каталкиным меня познакомили в Нижневартовском райкоме партии. Он влюблен в Мегион: обо всем рассказывает не только с глубоким знанием дела, но и с увлечением. Начал работать в Ларьякской партии глубокого бурения, был и помбуром, и вышкарем. Все специальности прошел молодой инженер, многое своими руками переделал, а теперь второй год – начальник экспедиции.

В конце марта 1961 года из пробуренной скважины на Мегионском месторождении была получена первая на Приобье нефть.

– Образовалась экспедиция, – говорит С.Л. Каталкин. – в это время буровой мастер Григорий Иванович Норкин ушел в отпуск, потом заболел, и я работал с его бригадой мастером.

Много с тех пор утекло воды. За это время экспедиция открыла семь нефтяных и одно газовое месторождение. Мужали люди, росло их мастерство. Кузницей кадров стала старейшая буровая бригада мастера Норкина. Она дала экспедиции основные кадры не только помбуров, бурильщиков, дизелистов, но и мастеров. Да и многие молодые инженеры и техники прошли трудовую школу в ней. Кадры в экспедиции опытные. Люди подолгу работают здесь. Основной костяк не изменился с момента организации экспедиции.

– Сейчас главным для экспедиции, – говорит Степан Леонидович, – является разведка Самотлорского месторождения, так как без его сдачи в эксплуатацию нефтепровод Омск – Усть - Балык – Нижневартовск не получит достаточно нефти. Перед нами поставлена задача к 100- летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина представить запасы в Государственную комиссию.

Обстановка в экспедиции сейчас очень напряженная. Весна началась на месяц раньше обычного, и очень важно до распутицы на Самотлорское месторождение завести необходимое количество станков, труб. Летом на Самотлор не попадешь. А буровые установки, смонтированные там и завозимые сейчас, не перебросишь на другие точки. Для вертолетов тяжелы, а тракторы тонут.

– В этом году на Самотлоре надо пробурить 22,5 тысячи метров. Легче будет выполнить это если трест выделит две обещанные буровые установки БУ-80, которые блоками можно перевозить воздухом. Сейчас там три буровых: три завезены и монтируются и завозятся еще две. Все они пробурят по одной скважине, а две уже пробурены. Это обеспечивает только план. А чтобы вести разведку более интенсивно, надо увеличить отпуск средств для оплаты МИ-6.

В этом году план глубокого бурения 55 тысяч метров, на 5 тысяч больше прошлогоднего, а средств на выполнение этой большой задачи отпущено на 1 миллион рублей меньше прошлогоднего. За счет высоких плановых скоростей метр проходки стал немного дешевле. И, несмотря на то, что цех бурения в феврале выполнил все плановые технико-экономические показатели, в целом по экспедиции получены убытки в 40 тысяч рублей за счет больших накладных расходов. Только ЖКО ежемесячно дает 60 тыс. рублей убытка.

Кроме Самотлора, экспедиция будет продолжать работы на Варьеганском и Аганском месторождениях, на Акимкинской и Былинской структурах. Чтобы выполнить план отпущенными средствами, в экспедиции ведется большая работа по введению режима экономии. Сокращается административно-управленческий аппарат, расходы на водный и авиационный транспорт. Пересмотрены нормы расходования материалов и установлен контроль за их хранением.

Фаат Хафизов

Я лечу на Самотлор, на интересную скважину №33. Интересна она не только тем, что заложена на прогибе между Самотлорским месторождением и перспективной Мартовской структурой, но и тем, что бурит ее бригада молодого мастера Фаата Закиевича Хафизова.

Он руководит бригадой впервые. Видимо, долголетний опыт не пропал даром. После того, как он принял ее в прошлом году от А.Курбатова, бригада – на хорошем счету в экспедиции.

В этот день вахта бурильщиков М.Л. Симакова добуривала последние метры тринадцатой. Фаат Закиевич только что вернулся с буровой. Все осмотрел, все проверил сам. Все в порядке, бурение идет к концу. Он вызвал по рации каратажников. Молодой специалист техник – геолог Галина Логвинова – довольна. Керн, поднятый с нужной глубины, оказался нефтенасыщенным. Значит, предположения геологов оправдываются! Мартовское месторождение, пока не открытое, будет продолжением Самотлорского гиганта.

Г.И. Норкин

Он поправу считается ветераном не только Мегионской экспедиции, но и геологии. В 1948 году демобилизованный старший лейтенант Норкин впервые пришел на буровую в Саратовской области. Затем Кузбасс, Нарым и Мегион. Буровой рабочий, помбур, бурильщик и с 1952 года – мастер.

– Первую буровую – говорит Григорий Иванович – начали строить сами, летом 1960 года. Забурились 2 сентября. Строили и бурили почти год. Не хватало транспорта, оборудования. Зато, когда при испытании была получена первая нефть, радости не было конца. Эта скважина сделала коренной поворот в истории развития поисковых работ на нефть в Приобье.

Как-то так получилось, что из шести (из семи открытых месторождений) первые скважины бурила наша бригада. Вот и здесь на Северо-Покурском, мы бурили первую и бурим последнюю скважину.

Сильный состав бригады позволяет нам не только выполнять планы, но и бурить с ускорением и с меньшими затратами. Например, в марте скважину на Ватинском месторождении №161 закончили раньше срока и сэкономили на ее проходке 17 тысяч рублей. На это год нам планируют 18,5 тысячи, а мы взяли обязательства пробурить 20 тысяч метров.

25 марта Григорию Ивановичу исполнилось 54. Через год можно на пенсию, но он об этом пока не думает.

В. Сергеев


•  Скачать  (размер 0.26 Mb)
Дата загрузки: 06.04.1968

Возврат к списку