Версия для слабовидящих

История города Мегиона на страницах старых журналов и газет

Гайковой В. «Пуля, которая свестит, – не твоя, свою ты не услышишь…» : [интервью с ветераном войны в Афганистане В. С. Гайковым] / В. С. Гайковой, беседу записал В. Пещук // Мегионские новости. – 2008. – 15 февр. – С. 4. : фот.

Никто из тех парней, кто прошел Афганистан, не предполагал, что когда-нибудь и им придется воевать. Но Родина приказала, а, как известно, приказы не обсуждают!

Воин Гайковский.jpgНе обсуждал приказ об исполнении интернационального долга и Владимир Гайковой. У него за плечами уже были срочная служба, демобилизация, год трудовой деятельности на «гражданке», затем - школа прапорщиков и Витебская воздушно-десантная дивизия, которая базировалась в Белоруссии. И он уже не сомневался, что армейская служба - это его призвание и настоящая мужская работа.

- Когда я демобилизовался со срочной, на «гражданке» для меня многие вещи были непонятны: почему я должен делать именно так, а не иначе? - вспоминает Владимир Семенович. - В армии все предельно просто и понятно: командир отдал приказ, ты его выполняешь. Тем более я считал, что мужчина должен заниматься мужской профессией - защищать Отечество. А после встречи и разговора с родным дядькой, кадровым военным, я укрепился в мысли и принял решение – вернуться в армию.

Так в 1978 году Владимир Гайковой, тогда 22-летний прапорщик, связал свою жизнь с воздушно-десантными войсками. В части, как обычно в мирное время, шла планомерная боевая подготовка. Подчиненные прапорщика Гайкового постигали азы воинской службы, овладевали боевой техникой и оружием, учились укладывать парашюты, совершали первые прыжки. Впереди были учения, военно-полевые сборы, стрельбы. Никто еще не знал об Афганистане. Но слухи о том, что дивизию планируют куда-то перебросить, уже ходили. Шли интенсивные ночные выбросы десанта. Отрабатывали систему так называемого «пирога», когда боевая техника, чередуясь с личным составом, выбрасывалась с самолетов в запланированный район. Свое мастерство десантники продемонстрировали тогда на крупных тактических учениях «Юг-78», которые проходили на Тарутинском полигоне близ города Арцыз.

- Весной 1979 года из всех десантных частей стали убывать военнослужащие, выходцы из Средней Азии, - рассказал Владимир, вспоминая о начале афганской войны. - Так мы узнали, что в Фергане формируется десантный батальон, как потом его прозвали «мусульманский», который одним из первых отправился для оказания интернациональной помощи в Афганистан. В то время наши новобранцы уже прошли ускоренный курс молодого бойца и приняли присягу. А в ночь с 10 на 11 декабря нашу дивизию подняли по тревоге и перебазировали на Брянщину. 19 декабря мы узнали, что идем на Афганистан. Особенно тяжелым было прощание с женами, семьями. У всех на глазах были слезы. Никто не знал, что ждет нас впереди.

Я понимал, что мои солдаты - вчерашние мальчишки, которые только призвались. Они ничего еще не знают и ничего не умеют, как «слепые котята». И если в моих глазах или голосе они почувствуют тревогу, то запаникуют. А этого никоим образом нельзя было допустить. Поэтому все действия подчинялись одной цели - не расслабляться - и сохранять боевой дух. Хотя тревога за них «сидела в груди» постоянно приземлился десант в районе Кабула. Начали ставить палатки и обустраиваться. Поставили задачу - охрана аэродрома. Первые дни были спокойными. Афганистан поразил своим горным пейзажем и непривычной жарой. Но спокойствие было недолгим. Вскоре при сопровождении колонны попали под обстрел, и над бронированной машиной десанта засвистели пули. Это потом побывавшие в бою заметили: пуля, которая свистит, - не твоя, свою ты не услышишь ... - Душманские снайперы в первую очередь выбивали командный состав подразделений, - продолжает рассказ Владимир. - Поэтому приказом по дивизии нам было запрещено носить знаки отличия. Ведь часто в бою младшим командирам приходилось брать команду на себя. Так, в одном из боестолкновений, прикрывая отход своих солдат, погибли смертью храбрых два разведчика, подорвав себя и окруживших их врагов гранатами, сержанты Сергей Чепик и Александр Мироненко. Они посмертно были удостоены звания Героя Советского Союза. Это были первые герои, которые навечно зачислены в списки воинской части.

За два года войны Владимир Гайковой получил ранения, контузию, побывал в госпитале. Снова Афганистан ...

Особенно запомнился Владимиру Семеновичу один эпизод:

- Мы на боевой технике вышли для сопровождения в горном ущелье транспортной колонны. Но попали в засаду. С гор велся интенсивный обстрел. Помощь, которая должна была подойти через несколько часов, задержалась на трое суток. У нас заканчивались еда и вода. С «вертушки» сбросили 12 сухпайков на 60 человек. Видно, что-то перепутали. Пришлось делить это скудное питание на три дня. Особенно тяжело было без воды. Жара стояла невыносимая, кроме того, мы сидели в раскаленной броне. До реки было недалеко, но местность находилась под постоянным обстрелом душманов и наверняка заминирована. Поэтому остатки воды экономили. Смачивали только губы. Все знали, что есть в запасе 20-литровая канистра с водой, необходимая для автомашины «Урал», в которой после пробоины подтекал радиатор, но терпели: ни один боец не только не попросил из нее налить, но даже не взглянул в ее сторону.

На третий день пришла помощь. «Вертушки» обстреляли горы, и колонна смогла двигаться дальше.

Прошло 19 лет со дня вывода войск с Афганистана, но память всегда возвращает туда, к боевым друзьям, к тем, кто не вернулся с той войны.

- Сегодня я хотел бы в качестве туриста поехать туда, чтобы побывать в местах, где пришлось воевать, - мечтает Владимир. Прошедшие Афганистан, или, как в народе говорят, «афганцы», - люди особого склада. Они по-иному воспринимают мирную жизнь. Они навсегда сохранили боевое братство, которое для них не пустой звук. Каждый - человек неравнодушный, справедливый. Всегда готовы прийти на помощь друг другу и помочь в беде.

Они с честью выполнили свой воинский и интернациональный долг. А благодарна ли им за это Отчизна?... 

Беседу записал В. Пещук


Дата загрузки: 15.02.2008

Возврат к списку